Ахыскинские турки: Дважды депортированный народ

Ахыскинские турки: Дважды депортированный народ

Ариф ЮНУСОВ, кандидат исторических наук, руководитель Департамента конфликтологии и миграции Института Мира и Демократии, Азербайджан

Ахыскинские турки - сравнительно немногочисленный народ с исключительно трагической судьбой. Коренные жители Грузии, они жили на юге страны в трех районах Ахыски (Месхетии) - Ахалцихском, Адигенском, Аспиндзском, - а также частично в Джавахетии (Ахалкалакский район). В 1944 г. они были депортированы со своей исторической родины в республики Средней Азии, но и там не нашли покоя: в 1989 г. ахыскинцы подверглись погрому в Узбекистане. И вновь началась депортация в разные республики бывшего СССР, где они не раз становились жертвами насилия и погромов. Их желание вернуться на историческую родину - в Грузию так и не осуществилось и часть из них, потеряв надежду, уехала в Турцию.  

* * *

Об этом народе вплоть до 1989 г. было запрещено писать и упоминать. Нет ясности в вопросе об их происхождении, что способствовало возникновению острых дискуссий, которые приняли затем политический характер. В источниках и документах Российской империи XIX - начала XX вв. преобладают термины “мусульмане” и “турки”, иногда “грузины-сунниты”. В советское время этот народ до депортации 1944 г. именовали “турками” или “азербайджанцами”, и уже в Средней Азии в документах они фиксировались как “турки”, иногда - “азербайджанцы”. В связи с возникновением движения ахыскинских турок за возвращение на родину, в 70-80-х гг. появились две полярные позиции по вопросу об их происхождении. Первая определяет их грузинское происхождение и основывается на исследованиях грузинских ученых. Согласно этой теории, историческая грузинская область Месхетия в 1578 г. была завоевана османскими турками, и в результате местное население приняло ислам, было отуречено и утратило грузинское самосознание. Под влиянием сторонников этой точки зрения с конца 80-х гг., особенно после ферганских событий, в литературе получили распространение новые термины - “месхетинские турки” или “туpки-месхетинцы”.

Согласно второй точке зрения, распространенной сегодня среди подавляющего большинства ахыскинцев, они – турецкого происхождения, а их подлинное имя - “ахыскинские турки” (тюpк. “ахыска тюpкляpи”).

Поскольку большинство современных проблем ахыскинских турок, особенно решение об их репатриации в Грузию, тесно связаны с вопросом об их происхождении, представляется целесообразным сделать экскурс в далекое прошлое.

Прежде отметим, что проблема происхождения ахыскинских турок на самом деле гораздо сложнее и многообразнее и находится в тесной связи с историей взаимоотношений Грузии с тюркским миром. В свою очередь, вопрос о времени появления и оседания тюрок в Грузии имеет долгую историю и тесно связан с теми этническими процессами, что шли на Кавказе в начале I тысячелетия нашей эры. Как известно, по крайней мере еще во II в. на Северном Кавказе появились тюркоязычные племена, прибывшие сюда из Центральной Азии и ставшие известными тогда под общим именем “гунны”. Вслед за этим началось проникновение тюркских племен на Южный Кавказ, куда они неоднократно в III в. совершали походы. Судя по источникам, в этот период наибольшую активность проявляли барсилы или басилы, которые чуть позже создали в Дагестане государство Барсилия (Берсула, Баршалия). Другая часть барсил (басил) осела на Южном Кавказе, при этом в Северном Азербайджане область их проживания именовалась в источниках Баршалия, а в Армении - Басен или Басеан (между современными городами в Турции Карс и Эрзурум). Осели барсилы и в Грузии1.

К началу IV в. гунны, усилившись за счет тюркских и древнеугорских племен Алтая и Сибири, начали свои походы в Европу и на Кавказ. Основную роль в этом военно-политическом объединении составляли древнебулгарские племена. Покорив к 70-м гг. IV в. Северный Кавказ, гунно-булгарская орда в 395 г. совершила опустошительный поход на Южный Кавказ и другие регионы Востока.

Судя по источникам, во главе этого объединения, впоследствии государства гунно-булгарских племен на Кавказе, вплоть до 60-х гг. V в. стояли оногуры. Под их началом походы здесь в тот период осуществляли также племена сарагур (или сарыгур), огур, утигур (или уди/утии), кутригур, ченов и другие племена2. При этом основным регионом их действий на Южном Кавказе были Азербайджан и Грузия. Об одном из таких походов в середине V в. сообщает современник этих событий Приск Панийский: сарагуры и “другие народы” вначале попытались прорваться в Азербайджан, но, встретив сопротивление, направились к другой дороге в верховья р.Иори. По “ней они прошли к ивирам (грузинам - А.Ю.) и опустошили их страну”3. По сообщению же византийского историка VI в. Агафия, в Грузии одна из крепостей недалеко от г.Кутаиси называлась Оногурис и связано это имя с оногурами4.

Древнетюркские племена на Южном Кавказе в этот период появлялись не только с севера. В составе войск Сасанидского Ирана несли службу в качестве наемников среднеазиатские гунны, которые в источниках именовались эфталитами (“белые гунны”) или абдел (иногда - абдал.). В сирийском источнике V в. говорится, что Фарсман, родом ивер (грузин), служивший при дворе византийского императора Аркадия (395-408 гг.), бежал к себе на родину, где при помощи гуннов овладел престолом: “Когда он воцарился над иверами, он взял с собой белых гуннов, бывших соседями иверов”5. Другой сирийский автор Захарий Ритор (VI в.) среди древнетюркских племен на Кавказе рядом с эфталитами упоминает племя абдел, хотя на самом деле речь идет об одном и том же народе6.

В 60 гг. V в. государство оногуров распалось, а на его смену пришел новый военно-политический союз гунно-булгарских племен во главе уже с сабирами (или савирами). Последние приняли активное участие в событиях на Кавказе. В византийско-сасанидских войнах VI в., которые велись тогда в основном на территории Грузии, они попеременно поддерживали то одну, то другую сторону, что подробно описано современниками. Естественно, сабиры и другие гунно-булгарские племена не только воевали на территории Грузии, но и оседали там. В частности, византийский историк Прокопий Кесарийский (VI в.) в своем географическом описании Кавказа отмечает реку Боас - один из притоков р.Фазис (совр. Риони), вдоль берегов которого жили тогда сабиры. Свое же название река получила в честь царицы сабир Боарекс, под властью которой, как сказано в источнике, “находилось сто тысяч гуннов”7.

Наряду с ними источники сообщают и о других гунно-булгарских племенах, осевших на Южном Кавказе. Так, по сообщению армянского историка V в. Моисея Хоренского, в Армении уже упомянутая нами область Басеан “впоследствии была заселена переселенцами Вхндур (Баяндур - А.Ю.) Булгара Вунда и по имени его названа Ванандом”. А в “Армянской географии” (VII в.) указывается, что главный город области Вананд - Карс8.

Об одном из походов в Грузию в начале VI в. одиннадцати гунно-булгарских племен, среди которых на этот раз ведущую роль играло племя тубал (или тобел) сообщает современник этих событий Моисей Каланкатуйский9.

В середине VI в. союз гунно-булгарских племен во главе с сабирами рухнул под ударами авар (или абар). Но последние недолго господствовали: с 70-х гг. VI в. в судьбе народов Кавказа главную роль стал играть Тюркский каганат. Однако к концу VI. в. каганат распался и наступила эпоха хазар - знаменитого тюркского племени. К началу VII в. под властью хазар после многочисленных походов был весь Южный Кавказ, что подтверждают армянские и мусульманские источники того периода10. Впоследствии их власть несколько ослабла, но хазары по-прежнему играли большую роль в жизни народов Южного Кавказа, совершив в этом регионе с 623 по 799 гг. в ходе многочисленных войн сначала с Ираном, затем с арабами, только крупных 16 походов.

Вышеизложенные этнополитические процессы в II-VIII вв. на территории Грузии и прилегающих областях Южного Кавказа нашли свое отражение и в грузинских источниках. Самая древняя на сегодня грузинская хроника “Мокцевай Картлисай” (написана в середине VII в., отредактирована в IX в.), повествуя о событиях гуннского периода, упоминает о “свирепых племенах бунтурков, живших по течению реки Куры, в четырех городах с их предместьями”. Как далее следует из текста, эти “бунтурки” (букв. “коренные турки”), в количестве “28,000 семей” (т.е. не менее 140-170 тыс. чел.) жили в городах Саркине, Каспи, Урбниси и Одзрахе. Власть их в Грузии была столь сильна, что прибывшие позже в страну “воинственные племена хонов (гуннов - А.Ю.) испросили у владыки бунтурков место, под условием платить дань и поселились в Занаве” (населенный пункт в Ахыске, ныне село в Адигенском районе - А.Ю.). А далее, говоря о более позднем периоде, древнегрузинский источник описывает совместный поход хазар и византийцев в Грузию в 627-628 гг., осаде и взятии ими Тбилиси11. Изучая этот отрывок, современные грузинские историки отмечают, что бунтурки и гунны издавна жили в Грузии12.

Эти сведения о бунтурках и хазарах повторяют и другие древнегрузинские источники. Так, Леонти Мровели (XI в.), говоря о событиях VII в., указывает, что народы Кавказа, в том числе Грузии, оказались не в силах “противостоять хазарам, ибо было их бесчисленное множество” и “с тех пор в течение долгого времени все эти народы были данниками хазар”13. Позже, в период ослабления контроля хазар над Южным Кавказом, судя по Леонти Мровели, “явились турки” и “вверх по Куре пришли в Мцхету”, столицу Грузии с просьбой о поселении. Грузины “изъявили желание подружиться с турками”. Часть прибывших тюрок была поселена в городах Грузии, но большинство “облюбовало себе к западу от Мцхеты одно место, ... обстроили его, обвели мощной оградой и стало это место называться Саркине”. И жители именно этого города именовались “бунтурками”14. Судя по названию города Саркине (искаженное тюркское Сарыкан, т.е. “крепость саров”), которое явно связано с именем племени сарагур или сары (досл. “желтые, светлые”), именно их грузинские летописцы именуют “бунтурками”, что вполне закономерно: они давно стали для населения Грузии “коренными турками”.

Отметим также, что в указанном регионе Грузии жили и другие тюркские племена, в частности басилы, известные также под именем бозал (или базал). В Кахетии, севернее Тбилиси (совр. Душетский район Грузии) арабский историк IX в. ал-Балазури при описании событий начала VIII в. упоминает “страну Базалет”, куда арабы в 30-х гг. VIII в. переселили 20 тыс. семей из “страны хазар”15. Даже сегодня в этом районе Грузии есть села Базалети и Бозалиане, а также оз.Бозалети. Еще в XIX в. в Адигенском районе существовало с.Бозалети.

В другом древнегрузинском сочинении XII в. “Летопись Картли” указывается, что, потеряв в 30-60 гг. VIII в. контроль над Грузией, хазары в 764 г. “сокрушили город Тбилиси, полонили Картли и всю эту страну”. А несколько лет спустя, хазары в начале 80-х гг. VIII в. помогли абхазскому князю Леону освободиться от вассальной зависимости от Византии и принять титул царя независимой Абхазии. Рассказывая об этом, древнегрузинский летописец особо отмечает, что “Леон был сыном дочери хазарского царя, и с помощью его и отложился он от греков, присвоил Абхазию с Эгриси до самого Лихи и нарекся царем абхазов”16. Таким образом, хазары стали той силой, благодаря которой была восстановлена независимость Западной Грузии.

Учитывая вышеперечисленные факты, вполне закономерным следует воспринимать утверждение Леонти Мровели, что по крайней мере уже в первой четверти VII в. в Грузии тюрки были частью местного населения и грузины - “все цари картлийские, все мужи и женщины” - знали хазарский (груз. “хазарули”), т.е. тюркский язык17.

Данные древнегрузинских источников о расселении в III-VIII вв. в Грузии различных тюркских племен подтверждает и местная топонимика, в том числе в Ахыске. Так, с гуннами связаны названия многочисленных населенных пунктов: в Ахыске - с.Хона (Адигенский район), а также с.Хони (около г.Кутаиси) и крепость Хунан восточнее Тбилиси.

Там же в Ахыске имя одного из гунно-булгарских племен уди отразилось в названии с.Уде (Адигенский район). О широкой миграции в далекой древности этого племени говорит наличие большого числа топонимов и этнонимов на большом пространстве от Кавказа и центральных районов России до Дальнего Востока: реки Уд, Уда, Удон, населенные пункты Удэ, Удинск и др.18.

Название примыкающей к Ахыске области Грузии Гурия также явно связано с гунно-булгарской группой племен, о чем свидетельствует этнический компонент “гур”, что означает “страна (о) гуров”. Также с гурами связаны названия сел Азгур (по-груз. Ацкури) в Ахыске (Ахалцихский район) и Ацкури около г.Телави. Именно в этом регионе в IV-VI вв. действовали и проживали упоминавшиеся сабиры.

Еще больше топонимов Южного Кавказа, в том числе Грузии связано с оногурами. Так, в Ахыске (Аспиндзский район) и поныне есть с.Онгор (в некоторых документах - Онгора). Очень вероятно, что именно об этой крепости оногур писал Агафий19. А “белые гунны” (абдал/эфталиты) оставили о себе память в названиях сразу двух одноименных сел Абдаллы, существовавших в Грузии еще в XIX в.20. Грузинская топонимика XIX в. сохранила названия еще трех древнеболгарских племен: кул (с.Ак-Куллар, т.е. "белые кулы"), куйвар (с.Хубиар) и чол в Ахыске (с.Чол). А с аварами (самоназвание абар) связано название с.Абари (Амбролаурский район). В составе аварской орды было и племя сал, с именем которого связаны топонимы Салиети (букв. “страна салов”) и Салоглы в Грузии.

Очень много топонимов Грузии, в том числе Ахыске, связано с различными племенами Тюркского каганата. Судя по грузинской топонимике, в VI в. здесь в основном осели племена толос (иногда в источниках - тулус или телес/теле) и туба (тубо/тоба). Известные в источниках с III в. до н.э., они проживали вначале в Центральной Азии, но постепенно в раннем средневековье часть из них оказалась на Кавказе. И именно в их среде впервые в истории возник в V в. этноним тюрок (мн.ч. тюркют), ставшее впоследствии единым именем всех тюркских народов мира. В Ахыске имя племени толос отразилось в названии с.Толош (Аспиндзский район). Но существует большое количестве топонимов (в Ахыске), связанных с племенем тоба/туба: села Тоба, Схалтубо и Гурутубан в Ахалцихском районе и села Каратубан, Кортубан, Зедубан, Абастубан в Адигенском районе. Зафиксирован этноним “туба” и в других районах Грузии: с.Тобахчи (севернее Ахалцихского района), Хелтубани (у г.Гори), г.Цхалтубо.

Часть хазарских племен, как указано выше, была насильственно переселена арабами в Грузию. Так, захватив в Дагестане города и области Таргу и Бала(н)джар, арабы переселили живших там тюрок в Азербайджан и Грузию. Об этом говорят названия сел Баладжур в Ахыске (Адигенский район) и Балачаури у Тбилиси и с.Таркила в Гудаутском районе Грузии.

Здесь же отметим, что вышеназванные древнетюркские племена на своем пути в Грузию оседали также и в других странах и областях Кавказа и потому топонимика Азербайджана, Дагестана, а также Сибири и Средней Азии широко представлена названиями этих племен.

Таким образом, даже этот краткий обзор истории раннего появления тюрок на Кавказе и топонимики Грузии и, в первую очередь, Ахыске, показывает, что еще во II-VIII вв. здесь, в особенности на юге и востоке Грузии, оседали многочисленные тюркские племена, которым удалось в VII-VIII вв. даже контролировать весь регион. Об их роли и многочисленности свидетельствует и факт распространения “хазарского”, т.е. тюркского, языка среди населения Грузии в этот период.

В IX-X вв. приток тюрок в южные и восточные районы Грузии был заметно ослаблен арабами и усилившимися здесь местными государствами. Не исключено, что часть тюркских племен покинула страну в этот период. Тем не менее, связи Грузии с тюркским миром не прерывались и в этот период. Ведь Грузия, особенно ее южные области, и, в первую очередь, Ахыска находилась в зоне противостояния Византийского и Арабского империй. Обе стороны широко использовали наемные тюркские отряды, которые несли пограничную службу на востоке Малой Азии. Разница была лишь в том, что арабы расселяли исламизированных тюрок из Средней Азии, а византийцы - осевшие ранее на Балканах племена печенегов, узов и куманов, принявших христианство или все еще исповедовавших шаманизм.

Вторая тюркская волна в Грузию началась в XI в. В этот период обширные районы современного Казахстана и Центральной Азии находились под властью тюркских племен огузов и кыпчаков. В начале XI в. они вступили в конфликт друг с другом. Разгромленные огузы в 40-х гг. XI в. двинулись на юг и, обогнув Каспийское море, начали походы на запад. К 70-м гг. XI в. они покорили практически все страны Ближнего и Среднего Востока, в том числе и Грузию. Тем временем кыпчаки и родственные им племена (сары, кимаки, канглы, каи, куны, уран и др.) также двинулись на запад, но севернее Каспийского моря и покорили весь Северный Кавказ и современную территорию Украины.

Для Грузии тогда главная угроза исходила от принявших ислам огузов, которые не ограничивались получением дани и периодическими нападениями на страну: как пишет древнегрузинский летописец царя Давида IV, “каждую осень прибывали тюрки через Сомхити со всеми кочевьями своими, а затем оседали” здесь, а также “вдоль побережья Куры, от Тбилиси до самой Барды (город в Азербайджане - А.Ю.)”. И “столь велики были силы их и число, что даже говорили “Все тюрки со всех сторон там собрались”. Никто не волен был запретить им селиться, где вздумается и даже сам султан”. А у грузинского царя не хватало войска не только “для охраны городов и крепостей, но даже для собственной дружины”. И “так как не было другого выхода”, то по словам летописца, в 1118 г. царь Давид IV “решил призвать кыпчаков”21.

Это было хорошо продуманное решение, свидетельствующее о знании ситуации в тюркском мире, что вполне закономерно: ведь в Грузии давно проживали “свои коренные турки”, в том числе и некоторые кыпчакские племена, в первую очередь, сары и теле. Естественно, грузины были осведомлены не только о непримиримой вражде кыпчаков с огузами. Родственные по языку, эти тюркские племена прошли в то же время разные пути в своем развитии и отличались друг от друга даже внешним обликом: более смешанные кыпчаки имели европеоидные черты. Источники единодушно подчеркивают светлый цвет лица, рыжие волосы (русские поэтому их называли “половцами”, т.е. “беловато-соломенные”) и голубые глаза22. С другой стороны, было известно, что часть кыпчакских племен, в первую очередь, куны, еще в начале XI в. приняли христианство несторианского толка, а в XII в. немало кыпчаков христианизировалось под влиянием миссионеров из Руси и Византии. К тому же грузины, по словам древнегрузинского летописца, прекрасно знали о “многочисленности роиа кыпыактв, ищ мужествйнности, смелости и маневренности в битвах, о подвижности и жестокости в атаках”, не говоря уже о примере соседней Византии, которая уже несколько столетий сдерживала натиск мусульманского мира лишь благодаря тюркским племенам. Наконец, как пишет летописец, выбор царя был обусловлен тем, что он “уже много лет был женат на желанной и прославленной добродетелями царице Гуарандухт, дочери кыпчакского вождя Атрака”, которая “являлась законной супругой царя и царицей всей Грузии”. А вслед за этим он “отправил верных людей и призвал кыпчаков”23. Все вышеизложенное и сыграло свою роль в принятии столь неординарного с современной точки зрения решения царя Давида IV.

Получив приглашение своего тестя, хан всей кыпчакской орды на Северном Кавказе Атрак, сын верховного хана Сарухана (груз. Шарукан) направился в Грузию вместе с 50 тыс. воинами и их семьями24. Иначе говоря, в 1118 г. до 300 тыс. кыпчаков переселилось в Грузию. При этом Атрак брал на себя защиту границ Грузии от огузов, для чего кыпчаки были расселены на юго-востоке и востоке страны, в том числе в Ахыске и межгорных долинах, пригодных для ведения скотоводства.

Эта акция царя Давида сыграла огромную роль в истории Грузии. Уже через три года, в 1121 г., 60-тысячная армия Давида, где 50 тыс. составляли кыпчаки, разгромила огузов и через год взяла г.Тбилиси, который с того времени стал столицей Грузии. Как с нескрываемым удовлетворением писал древнегрузинский летописец XII в., Давид IV не зря переселил кыпчаков, “ибо их руками уничтожил он силы всей Персии (т.е. державу Огузов-сельджуков - А.Ю.) и навел страх на всех царей, и с их помощью он совершил дела невероятные”25.

И последующие цари Грузии продолжали привлекать с Северного Кавказа кыпчакские отряды для службы в стране. Так, царь Георгий III (1156-1184 гг.), по словам древнегрузинских летописцев, по мере надобности “сколько тысяч кыпчаков ... вызывал, столько и являлось” в Гpузию26. И таким образом, в период его правления в Грузию переселилось еще несколько десятков тысяч кыпчаков, названные в грузинских источниках "новыми кыпчаками" (груз. “кивчакни ахални”). Более того, в борьбе с грузинскими феодалами он полностью опирался на кыпчакскую военную знать, которую приблизил ко двору и дал ответственные должности по управлению государством, в частности посты главнокомандующего армией, министров двора и финансов. Активную роль сыграли кыпчаки и при царице Тамаре (1184-1213 гг.)27. Это было время взлета Грузии и во многом благодаря кыпчакам.

Но и позже древнегрузинские источники продолжают сообщать о присутствии кыпчаков в Грузии. Так, в грамоте грузинского царя Давида VIII, датированной 1297 г., упоминается термин "месакивчаке" - сборщик специальной подати (груз. "сакивчаке") для содержания кыпчакского войска28. Всего же в XII-XIII вв. в Грузию переселилось не менее 350 тыс. кыпчаков и в основном в районы, где ныне в Грузии живут азербайджанцы и жили до 1944 г. ахыскинские турки. Если учесть, что ранее, в XI-XII вв. на юге и востоке Грузии осели десятки тысяч огузов, то станет ясно, почему древнегрузинские летописцы того времени делят Гpузию на "Каpтвелоба" (букв. "Собственная Гpузия") и "Диди Туpкоба" (букв. "Великий (!) Туpкестан”)29.

Примечательно, что именно на востоке и юге Грузии зафиксированы многочисленные кыпчакские и огузские топонимы. При этом на востоке, где ныне проживают азербайджанцы, все же преобладает кыпчакская топонимика, тогда как на юге, в Ахыске - огузская. В частности, имя кыпчакского племени чур (или цур/джур), зафиксировано в названии сел Чуртоба и Джорган в Адигенском районе и Сур - в Ахалцихском районе. А имя племени анджа (или инджа) отражено в названии сел Эдинджа и Инджебла в Ахалцихском районе.

Названия огузских племен отражены в топонимике Месхетии намного шире. Имя племени салар зафиксировано в названии горы Салардаг в Ахалцихском районе, имя племени орал/арал – в названии села Орал в Ахалцихском, и Арал в Адигенском районах, название племени ават/абат отразилось в названии с. Абатхеви в Ахалцихском районе и др.

В XIII-XV вв. Грузия постоянно подвергалась нападениям татаpо-монгол и других тюркских завоевателей, что еще более усилило тюркский этнический компонент в стране. Именно в этот период главный город Ахыски Ахалцих начинает упоминаться в источниках под тюркским названием, вначале как Аксыка (“белая крепость”, калька с грузинского названия), затем Ахыска или Ахысха. Тогда же кыпчаки Грузии, принявшие ранее христианство, стали мусульманами. Усиление тюркского этнического компонента в Грузии, особенно в Ахыске, привело к тому, что в XIII-XIV в. местные властители именовались, в том числе в грузинских источниках, тюркским титулом “атабек”. И не раз грузинские источники сообщали о совместных походах в те или иные края современной Грузии “войск тюрок и ахыскинцев” под предводительством своих атабеков. А официально в 1469 г. владетель Ахыски, или тогда Самцхе атабек Саpкис II объявил о своей независимости от Тбилиси и отныне его государство стало именоваться в грузинских источниках “Самцхе-Саатабаго”, т.е. “атабекство Самцхе”30.

В начале XVI в. Гpузия окончательно распалась на Каpтлийское, Кахетинское, Имеpетинское царства и атабекство Самцхе и стала ареной борьбы двух тюркских держав - суннитской Османской Турции и шиитского азербайджанского государства Сефевидов.

В 1516 г. Ахыска (Самцхе) переходит под власть Сефевидов. Это положение было в 1555 г. закреплено в г.Амасья договором с Османской Турцией. Но в 1578 г. после очередной войны, Ахыска (Самцхе) уже находилась под властью османских туpок31. Правда, в начале XVII в. этот край не раз переходил в руки Сефевидов, но после 1639 г., в соответствии с договором с Ираном османы окончательно закрепились здесь. Причем на этот раз османы ликвидировали местную власть и образовали Чилдиpский (Ахалцихский) пашалык с османской системой административных отношений.

Отличительной особенностью военно-политических событий XV-XVII вв. стало появление в Ахыске курдов.

Османский период в жизни населения этого региона Грузии имел решающее значение в деле консолидации и окончательного оформления разных тюркских племен и народов в единый этнос с общим тюркским языком и культурой.

Конечно, в этот период некоторая часть местного грузинского населения, (в первую очередь, представители знати), приняла ислам и отчасти отуречилась. Как пишет знаменитый грузинский историк и географ XVIII в. царевич Вахушти Багратиони, османские турки, оккупировав Ахыску, вначале отнюдь "не требовали отказаться от христианства". Лишь после смерти в 1624 г. последнего христианского атабека Самцхе Манучара и возведения на престол здесь принявшего ислам Сафар-паши, "мусульманились знатные всей этой земли и стали с тех пор татарами", хотя часть знати не отказалась от христианской веры. Более того, пишет Вахушти, "хотя знатные были мусульманами, жены их и служанки все оставались христианами". И только в середине XVII в., уже при атабеке Ростоме, османский султан "прислал приказ, чтобы жены мусульман также стали мусульманами". Лишь после этого грузины Ахыски стали "всецело жить по порядкам и вере османов" и "забывались грузинские нравы, кроме языка (курсив наш - А.Ю.)"32. В то же время Вахушти особо подчеркивает, что в Ахыске не было "больше христиан, кроме крестьян", поскольку в отличие от знати, "кроме выплаты дани, крестьяне не терпели урон" от правления османов33. В другом своем труде этот весьма осведомленный историк особо подчеркивает, что в Ахыске "мужчины и женщины похожи на грузин, но более их тихо и сладко говорящи, статны, энергичны, бесстрашны, прекрасны, знания и искусства любящи". Однако, пишет далее он, после 1626 г. вся знать "превосходнейшие суть магометане, а крестьяне - христиане". При этом, однако, грузинская знать "в пиршествах и собраниях" говорила по-тюркски, "а у себя дома или во взаимных дружеских обхождениях беседуют по-грузински"34.

Эти данные Вахушти подтверждаются другими синхронными сведениями источников. В частности, курдский историк XVI в. Бидлиси указывает, что после того как османы покорили Ахыску местный правитель принял ислам, а "вместе с ним удостоилась чести принятия ислама многочисленная группа азнауров"35. Что касается исламизации крестьянства, то не только в Грузии, но и в других областях и странах, вошедших в состав Османской державы, крестьянство, особенно с начала XVII в., не подвергалось или не имело особых материальных стимулов для принятия ислама36.

Таким образом, как видно из вышеуказанного, после перехода Ахыски под власть османов, лишь незначительная часть местных грузин, в основном представителей знати, приняла ислам, но полностью не деэтнизировалась. Имело место смена веры, этническое же самосознание местных грузин-мусульман в целом сохранилось. Более того, часть Ахыски до сих пор находится в составе Турции и здесь по-прежнему проживают грузины, в основном, мусульмане, которые сохранили свое этническое самосознание. Как показывает этническая история многих народов, для полной деэтнизации, т.е. ассимиляции, требуется, по крайней мере, четыре-пять столетий. Таким образом, как видим, тюpкизация грузин в Ахыске явно не носила массовый характер, хотя незначительная часть грузинского этноса вошла в состав турок-ахыска. Но основу ахыскинского этноса, все же, составили тюркские племена и народы, что оседали на юго-востоке Грузии начиная со II-III вв..

Однако с начала XIX в. в жизни народов Южного Кавказа происходят новые, кардинальные политические и этнические перемены, связанные с экспансией Российской империи. В 1801 г. большая часть Грузии оказалась под ее властью. В 1828 г. началась война России с Турцией и вскоре, 15 августа 1829 г., русские войска штурмом захватили г. Ахыска (Ахалцих) и с этого дня открылась новая трагическая страница в жизни мусульман, теперь уже Ахалцихского уезда. Еще в ходе войны более половины мусульман края, спасаясь от преследований русской армии, переселилась в восточные районы Османской империи. А сразу после окончания войны, процесс депортации принял организованный характер: вначале в 1828 г. главнокомандующий И.Ф.Паскевич издал распоряжение, позволяющее мусульманам, желающим переселиться в Турцию, продавать их участки и недвижимость. А чуть позже, в соответствии с ст.13 Адрианопольского договора от 2 сентября 1829 г., подданным двух государств, изъявившим желание переселиться, разрешалось осуществить это в 18-месячный срок, продав при этом недвижимость и взяв с собой движимое имущество37.

Общие масштабы переселения сегодня определить сложно. Известно только то, что переселение сильно коснулось горожан-мусульман, особенно заметное в Ахалцихе и ее окрестностях, а также некоторых районах Джавахети. С этого времени в Ахыске большинство мусульман, в основном турки, проживало в сельских районах. По некоторым данным, после русско-турецкой войны к 1829 г. население края сократилось со 100 тыс. до 45 тыс. чел. Тогда же, в 1829-1831 гг. российские власти переселили сюда более 30 тыс. аpмян38. И впоследствии российские власти оказывали больше доверия армянам, нежели грузинам. Известно, что сразу после взятия Ахалкалаки в 1829 г., грузинские князья и дворяне представили Паскевичу жалованные грамоты грузинских царей на земли в Ахыске, но последний отказал им в их просьбе39.

Следующие крупные переселенческие волны в Ахыске произошли после очередных pусско-туpецких войн 1853-1856 и 1877-1878 гг. Первая перепись населения в Российской империи в 1897 г. показала, что в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах Тифлисской губернии проживало 141,5 тыс. чел., из них турок “по языку” было зафиксировано 43,3 тыс. чел. или 31% населения. А большинство уже стали составлять армяне (48% населения края). Грузин было 13%, а остальные были русские, курды и др. народы. Однако турки составляли большинство в Ахалцихском уезде - 36,5 тыс. чел. или (53%), а армяне - в Ахалкалакском - 72%40. Накануне падения Российской империи, в 1916 г., в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах Тифлисской губернии уже проживало 172 тыс. чел. Из них турок было 59 тыс. чел. (34%), армян - 80 тыс. (46%) и грузин - 29 тыс. (17%). Однако турки по-прежнему составляли абсолютное большинство в Ахалцихском уезде - 52 тыс. чел. (72%), тогда как армяне в Ахалкалакском - 76 тыс. чел. (76%)41.

I-я мировая война и бурные военно-политические события 1917-1920 гг. в очередной раз внесли изменения в этническую ситуацию в этом крае: большинство сел было уничтожено армянами и грузинами, а многие мусульмане погибли. В ответ на это 13 апреля 1918 г. 40 тюркских делегатов из Ахалцихского и Ахалкалакского уездов выступили на Батумской мирной конференции с соответствующим заявлением и потребовали присоединить эти районы к Турции. В противном случае, писали они, "при оставлении их в составе Грузии, они подвергнутся опасности потерять в недалеком будущем не только национальные связи с турками, но даже язык и религию, тем более в этом отношении грузинами с начала революции принимаются энергичные шаги"42. А 14 июля 1918 г. в Южной Грузии мусульманское население провело референдум и высказалось за вхождение в состав Турции. После развала Османской империи местное турецкое население 29 октября 1918 г. образовало "Временное правительство Ахыска" (тур. "Ахыска хокумати-муваггатаси") под предводительством Омара Фаиг-бека. Столицей Республики Ахыска стал г.Карс. Но вскоре турки-ахыска, столкнувшись с экспансией грузинских и армянских войск, сочли нужным объединиться с азербайджанцами в Армении и Нахичевани и образовали совместную Аразо-Турецкую Республику (тур. "Араз Тюрк Джумхуриййати")43.

Весной 1919 г. после ожесточенных боев грузинским войскам удалось занять значительную часть Ахыски, при этом немало турок было убито, еще больше изгнано. Лидер турок-ахыска Омар Фаиг-бек был вынужден бежать в Азербайджан. А вскоре, в феврале 1921 г., в Грузии была установлена Советская власть и начался новый период в истории ахыскинских турок. Были ликвидированы все имевшие место государственные образования ахыскинцев. Но это было только начало.

Очень скоро, по сути, первыми среди народов СССР, турки Грузии познакомились с национальной политикой коммунистов: в период с 1928 по 1937 гг. практически вся немногочисленная интеллигенция, цвет народа была репрессирована или арестована. Среди расстрелянных были бывшие руководители Республики Ахыска Омар Фаиг-бек и Ахмед Пепинов. Одновременно в те же годы турок-ахыска стали официально именовать азербайджанцами. Вскоре, в 1944 г., части ахыскинцев разрешили именоваться турками, но с 1939 г. преподавание во всех учебных заведениях региона проживания турок стали вести на грузинском языке. Одновременно тогда же турок начали вынуждать менять национальность и уже брать грузинские фамилии.

В 1926 г. была проведена первая в СССР перепись и выявилась следующая картина: если в Ахалкалакском районе прежнее количественное соотношение народов по сути осталось неизменным (армяне полностью преобладали, составляя 73%), то в Ахалцихском районе была уже другая ситуация - турок по-прежнему было больше, но не как раньше (29 тыс. чел. или 30% населения района). Зато возросло число грузин (24 тыс. чел. или 25%) и армян (15 тыс.чел. или 16%). Всего же на территории бывшей исторической Ахыски в 1926 г. жило 56,7 тыс. "турок" или "османских турок", а также 11,6 тыс. грузин с родным "тюркским" языком. Последние были мусульманами. Поэтому общая численность турок в регионе в 1926 г. приближалась к 68 тыс. чел., что составляло около 40% населения кpая44.

Накануне II-й мировой войны по переписи 1939 г. Ахалцихском районе Грузии проживало 59,5 тыс. чел. Из них турок было 28,5 тыс. чел. (48%), армян - 16.5 тыс. чел. (28%), грузин - 6 тыс. чел. (10%). Остальные - курды, русские и др.45.

Начало войны СССР с Германией не предвещало вначале мусульманскому населению края особой угрозы. В общей сложности 46 тыс. турок было призвано в ряды Советской Армии и сражалось на различных фронтах, при этом 26 тыс. погибло в боях. Сотни ахыскинцев были награждены различными медалями и орденами, а 8 человек стали Героями Советского Союза. Но в самом конце войны, когда ее судьба уже не вызывала сомнений, руководство Грузии подняло вопрос о переселении мусульман края. Вначале, 12 апреля 1944 г., народный комиссар (министр) внутренних дел Грузии Г.Каpанадзе написал народному комиссару внутренних дел СССР Л.Беpия, что часть курдов и азербайджанцев, покинув свои села, приехали в Тбилиси и создали социальную напряженность здесь. В свою очередь, Берия обратился 24 июля 1944 г. с письмом к Сталину, в котором писал, что в целях улучшения условий границы СССР в Грузии, целесообразно переселить из Ахалцихского, Адигенского, Аспиндзского, Ахалкалакского, Богдановского pайонов и некотоpых сел Аджаpской АССР 16.700 семей турок и курдов. Одновременно Берия заверил, что все это предварительно было согласовано с руководством pеспублики46.

Таким образом, причиной для выселения турок из указанных районов Грузии послужило желание местных властей избавиться от мусульман. Вот почему наряду с турками выселить предлагалось курдов и хемшинов. Хемшины маленькая народность, которая, наряду с турецким, в быту использовала и армянский язык. Все они были мусульманами-суннитами. В то же время от высылки были избавлены грузины-мусульмане Аджарии.

15 ноября 1944 г. началась депортация мусульман Ахыски, которая завершилась в январе 1945 г. При этом, хотя из 220 сел планировалось выселить 86 тыс. мусульман, на самом деле было депортировано 96,367 чел.; из них 15,432 чел. (16% выселенных) умерло в пути и в первые месяцы жительства на новых местах. А накануне смерти Сталина в январе 1953 г., по данным МВД СССР, в Средней Азии числилось 86,663 депортированных из Грузии, из них турок - 66,823 чел., курдов - 8,843 чел. и хемшинов 13,997 чел.47.

В 1956 г. ахыскинских турок освободили от комендантского режима, но не реабилитировали и они не имели права возвращаться в родные места. Но тогда же у них появилась иная возможность: 31 октября 1957 г. вышел указ Президиума ВС СССР о реабилитации азербайджанцев, переселенных в 1944 г. из Грузии. Правда, возвращаться в родные места им запрещалось, но разрешалось переехать на постоянное жительство в Азербайджан. Судя по документам МВД СССР, в 1949 г. при проведении учета спецпоселенцев из Грузии 24.304 турка назвали себя или были зарегистрированы как азербайджанцы. Таким образом, начиная с 1957 г. 25-27 тыс. турок смогли переехать в Азербайджан в качестве азербайджанцев.

Началась долгая борьба ахыскинцев за свои права и возвращение на родину. Наконец, 9 января 1974 г. власти СССР издали указ о формальном праве турок на местожительство в любом районе СССР. Но тут на пути ахыскинцев преградой стала позиция руководства Грузии. Власти Грузии, хоть и неофициально, но условием возвращения на родину поставило признание турками грузинского происхождения и соответственно смену фамилий48. Практически грузинское руководство выступало за ассимиляцию турок. Одновременно с этого времени в Грузии начало формироваться мнение о том, что турки - это на самом деле принявшие ислам и отуреченные грузины.

В 1969 г. около 400 семей турок нелегально переехало в Гальский район Грузии из Азербайджана, но эта попытка оказалась неудачной и под давлением грузинских властей они были вынуждены покинуть страну. Наконец, некоторая часть ахыскинцев, не выдержав долгой разлуки с родиной, согласилась с негласными условиями руководства Грузии. В 70-е гг., и в особенности в 1984-1986 гг., в качестве уже грузин-мусульман они переселились в Грузию. К середине 80-х гг. их количество достигло 1211 чел. (186 семей). Но даже их, принявших выдвинутые условия, власти Грузии опасались и потому расселили не в Ахыске, а по многим районам Западной Грузии, откуда их, в свою очередь, выживало местное руководство. К началу 90-х гг. в этих местах осталось всего 35 семей, остальные покинули Грузию.

Новый всплеск активности турок наступил после прихода к власти в СССР Горбачева и объявленной им в 1985 г. перестройки. У турок появилась вера, что они наконец будут реабилитированы и смогут вернуться на свою землю. Центром деятельности ахыскинцев стал Узбекистан, где по данным переписи 1989 г. их проживало - 106 тыс. чел. (всего в СССР было зарегистрировано 207,5 тыс. чел. в качестве турок). В начале 1988 г. под председательством Юсуфа Сарварова было создано общество “Ватан” (“Родина”).

Ответом советских властей на активность турок стали погромы в Узбекистане. Вначале в мае-июне 1989 г. в Ферганской области, а в феврале-марте 1990 г. в Букинском и Паркентском районах Узбекистана по официальным данным было убито 116 чел. (из них турок - 66) и ранено до 2 тыс. чел. Другим следствием погромов стала новая депортация ахыскинцев: 74 тыс. турок покинули Узбекистан. При этом 17,5 тыс. осело в Казахстане, 16 тыс. - в России, а более 40 тыс. - в Азербайджане.

Но и на новых местах жизнь ахыскинцев была не лучше. В Азербайджане некоторые из них оказались жертвами агрессии Армении и в очередной раз стали беженцами, теперь уже карабахского конфликта. Еще хуже обстояли их дела в России. Большинство ахыскинцев расселилось на Северном Кавказе, в основном в Краснодарском и Ставропольском краях. Но здесь они столкнулись с враждебным отношением властей и местного населения, в первую очередь, казаков. В результате, в 1994-1997 гг. здесь периодически стали происходить погромы.

Серьезной проблемой для ахыскинцев стал распад СССР. Политический хаос и экономические трудности больно ударили по этому немногочисленному народу, рассеянному по многим республикам бывшей СССР. Возникли серьезные проблемы с налаживанием контактов различных общин ахыскинцев друг с другом. Даже численность ахыскинцев на сегодня точно не известна. По данным ряда исследователей, к началу 1998 г. на территории бывшей СССР проживало 320-380 тыс. турок. При этом расселены они следующим образом: в Азербайджане - 100-135 тыс. чел.; в России - 65-70 тыс.; в Казахстане - 90-105 тыс.; в Кыргызстане - 30-35 тыс.; в Узбекистане - 10-15 тыс.; на Украине - 7-10 тыс. Незначительное их количество проживает и в других республиках бывшего СССР.

Сложности, встретившиеся на пути ахыскинцев, привели к расколу их движения на три течения. На сегодня подавляющее большинство ахыскинцев связывает свое будущее с Международным обществом “Ватан” (лидер - Юсуф Сарваров, штаб-квартира - в Москве) и аналогичными обществами во многих других республиках бывшей СССР, выступающих за возвращение на территорию Ахыски без всяких предварительных условий и смены национальности.

Второе направление в движении составляют те, кто готов признать себя “грузинами-мусульманами” и переселиться не только в Ахалцихский край, но и в другие районы Грузии. Возглавляют это течение две организации: первое, общество "Хсна" (груз. "Спасение") во главе с Исой Ашрафовым, было создано в 1991 г. в России и зарегистрировано в 1992 г. в Грузии. Штаб-квартира находится в Тбилиси (Грузия) и Нальчике (Россия). Вторая организация создана весной 1995 г. и называется "Союз грузинских репатриантов". Её возглавляет Марат и Клара Бараташвили (штаб-квартира - в Тбилиси). Отличие между этими организациями незначительное: лидеры "Хсна" считают, что в Грузию могут вернуться только те ахыскинцы, которые признают требования властей Грузии и готовы предварительно пройти через сито этой организации. А "Союз грузинских репатриантов", поддерживая точку зрения правительства Грузии о происхождении Ахыскинцев, в вопросе репатриации придерживается несколько более либеральных взглядов и выступает против такой строгой увязки репатриации с условиями "Хсна".

Сторонники третьего направления выступают за эмиграцию в Турцию. Здесь несколько лидеров, но наибольшей популярностью среди сторонников этого направления пользуются председатель общества “Умид” (“Надежда”) в Краснодарском крае России Акрам Байракдаров и руководитель общества “Ас-Турк” в Кыргызстане Максуд Иззат. Это течение в основном появилось как результат потери веры в возможность возвращения в Грузию и усилилось после принятия турецким парламентом в июне 1992 г. Закона № 3835, по которому разрешалось расселение 500 семей ахыскинцев в Турции, в основном в восточной Анатолии, где сегодня проживает до 15 тыс. турок Ахыска. По данным на июль 1995 г., из республик бывшей СССР в Турцию переселилось 752 ахыскинца49.

Таким образом, ахыскинские турки прошли в своем развитии долгий путь, длиною по крайней мере в 1800 лет. В истории ахыскинцев отчетливо прослеживаются четыре периода, которые стали вехами в их развитии. Первый период (II-VIII вв.), связан с многочисленными гунно-булгарскими и другими тюркскими племенами, а также хазарами. Второй этап (XI-XIII вв.) стал определяющим после массового появления в Грузии огузов и кыпчаков и родственных им тюркских племен. А третий (XVI-XVIII вв.), связанный с Османской империей, привел к окончательной консолидации и оформлению многочисленных тюркских племен и небольшой части грузинского населения в единый и новый этнос со своей самобытной культурой и языком. Последний период (XIX-XX вв.) - трагический в истории ахыскинцев. После оккупации Российской империей области проживания ахыскинцев в Грузии, немалая их часть, в первую очередь, жители городов, была вынуждена переселиться в Турцию. Взамен российские власти стали усиленно заселять в Ахыске грузин, армян и русских. А в советское время в 1944 г. все мусульмане Ахыске, в первую очередь, ахыскинцы, были депортированы. Ахыскинцы в 1989 г. подверглись погрому в Узбекистане и снова были депортированы в разные республики бывшей СССР. Не имея по-прежнему возможности вернуться к себе на родину в Грузию, разбросанные по многим странам, ахыскинские турки постепенно ассимилируются и если в ближайшее время международные организации не примут кардинальные меры, этот самобытный немногочисленный народ окажется на грани исчезновения.


1. Подр. см.:  Джафаров Ю.Г. Гунны и Азербайджан. Баку, 1985, с.16-17; Гейбуллаев Г.А.Топонимия Азербайджана. Баку, 1986, с.34-35; Еремеев Д.Е.. Этногенез турок. Москва, 1971, с.58-60.
2. Джафаров Ю.Г. Указ. соч., с.41-68;  Golden  P.B.  The Turkic Peoples and Caucasus. - «Transcaucasia, nationalism and social change: essays in the history of Armenia, Azerbaijan, and Georgia». Ann Arbor, 1996, p.46.
3. Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа (V-X вв.). Ленинград, 1979, с.53.
4. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. Пер. М.В.Левченко. Москва, 1996,  с.86,88,91.
5. Пигулевская Н. Сирийские источники по истории народов СССР. Москва-Ленинград, 1941, с.37.
6. Пигулевская Н. Указ. соч., с.165; Джафаров Ю.Г. Указ. соч., с.97-98; A. Zeki Velidi Togan. Umumi Turk tarihi’ne giris. Istanbul, 1981, Cild I, p.158-159.
7. Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения: «Хронография Феофана, «Бревиарий» Никифора. Текст и перевод. Москва, 1980, с.50,78.
8. Моисей Хоренский. История Армении. Пер. Н.О.Эмина.  Москва, 1893, с.56. См. также: A. Zeki Velidi Togan. Op.cit., p.168-169.
9. Мовсэс Каланкатуаци. История страны Алуанк.  Пер. Ш.В.Смбатяна. Ереван, 1984, с.62-63.
10. См.: Меликсет-Бек Л.М.  Хазары по древнеармянским источникам в связи с проблемой Моисея Хоренского. - «Исследования по истории культуры народов Востока». Москва-Ленинград, 1960, с.116; ал-Балазури. Китаб футух ал-булдан. Каир, 1957, с.232 (на араб.яз.).
11. Источники грузинских летописей. Три хроники.  Пер. Е.С.Такайшвили. -  «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». Тифлис,  1900, вып. 28, с.1-5,44.
12. Очерки истории Грузии. Тбилиси, 1989, том 1, с.254.
13. Леонти  Мровели. Жизнь картлийских царей.  Пер. Пер. Г.В.Цулая.  Москва, 1979, с.25.
14. Там же, с.27,28, 59-60.
15. ал-Балазури. Указ. соч., с.239, 244.

16. Летопись Картли.  Пер. Г.В.Цулая. Тбилиси, 1982, с.47, 48; Картлис Цховреба. Тбилиси, 1955, том I, с.249-250, 251 (на груз. яз.); Очерки истории Грузии. Тбилиси, 1988, том 2, с.250, 281-282.
17. Леонти Мровели. Указ. соч., с.27; Картлис Цховреба, с.16.
18. Кобычев В.П. Некоторые вопросы этногенеза и ранней этнической истории народов Кавказа: финно-угры на Кавказе. - «Кавказский этнографический сборник». Москва, 1989, вып. IX, с.10-18.
19. Современные грузинские историки  помещают древнюю крепость Оногурис севернее, у р.Техури,  либо  связывают с совр. с.Унагира в Хонском районе, что думается не совсем точно, хотя несомненно и связь с.Унагира с оногурами.
20. Пагирев Д.Д. Алфавитный указатель к  пятиверстной карте Кавказского края. Тифлис, 1913, с.1. В дальнейшем при описании населенных пунктов Грузии XIX в. мною использованы были карта и указатель Д.Д.Пагирева.
21. Картлис Цховреба, с.332, 335-336.
22. Подр. см.: Ахынжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. Алма-Ата, 1989, с.44-45,74-87 и др.
23. Картлис Цховреба, с.336.
24. Там же, с.335-336. В тексте написано «ормоцдаати атаси», т.е. «50 тысяч чел.». Однако современные  грузинские историки, стараясь всячески принизить роль кыпчаков в истории Грузии,  приводят иные цифры - от 40 до 45 тыс. чел., которые, к тому же, чуть-ли не через несколько десятилетий  якобы огрузинились.
25. Картлис Цховреба, с.336.
26. Там же, с.367.
27. Подр. см.: Анчабадзе Г.З. Кыпчаки в Грузии. - «Проблемы современной тюркологии». Алма-Ата, 1980, с.342-344; Еремян С.Т. Агарцинская надпись 1184 г. - «Исследования по истории культуры народов Востока». Москва-Ленинград, 1960, с.78-87; Golden P.B. Op. cit., p.60,61.
28. Т.П.Енукидзе. Грузинский должностной термин XIII века - "месакивчаке". - "Грузинское источниковедение". Тбилиси. Вып. IV, 1973, с.33-35 (на груз. яз.).
29. Современные грузинские историки,  негативно относясь к тюркам, переводят "Диди Туркоба" как "Великое турецкое засилье" или "Великая туретчина", что конечно же неверно.
30. Парсадан Горгиджанидзе. История Грузии. Пер. Р.К.Кикнадзе и В.С.Путуридзе.  Тбилиси, 1990, с.54; Судебни Бека и Агбуга. Пер. В.Д.Дондуа и И.С.Долидзе.  Тбилиси, 1960, с.7-9, 28.
31. Подр. см.:  Эфендиев Октай. Азербайджанское государство Сефевидов в XVI веке. Баку, 1981, с.63, 105;  Парсадан Горгиджанидзе. Указ. соч., с.29,33,40,61; Сванидзе М.Х. Турецко-иранский  Амасийский мирный договор 1555 г. и Закавказье. - «Восточное историческое источниковедение и специальные исторические дисциплины». Москва, 1994, вып.2, с.114-122.
32. Вахушти Багратиони. История царства Грузинского. Пер. Н.Т.Накашидзе. Тбилиси, 1976, с.208-213.
33. Там же, с.216.
34. Царевич Вахушти. География Грузии. Пер.М.Г.Джанашвили.  Тифлис, 1904, с.158, 159.
35. Шараф-хан Бидлиси. Шараф-наме. Пер. Е.И.Васильевой. Москва, 1976, т.2, с.235.
36. Еремеев Д.Е. Указ. Соч., с.167.
37. Договоры России с Востоком. Политические и торговые. СПб., 1869, с.78-79; Ломсадзе Ш.В. Южная Грузия Самцхе-Джавахети с середины XVIII в. по 50-е гг. XIX в. Автореферат докторской диссертации. Тбилиси, 1973, с.29; Avsar B.Z., Tuncalp Z.S. Ahiska Turkleri. Ankara, 1994, p.15.
38. См.:  Ломсадзе Ш.В. Указ. соч., с.29; Загурский Л.П. Поездка в Ахалцихский уезд в 1872 г. -  «Записки Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества». Тифлис, 1873, кн.8, с.8.
39. Виктор Носадзе. Борьба за восстановление территориальной целостности Грузии (Месхети). - "Литературная Грузия", 1991, № 7, с.149.
40. Первая Всеобщая перепись Российской империи, 1897 г. СПб., 1905, том 69, с.77-81.
41. Бараташвили Марат. Правовое положение месхов-репатриантов в Грузии. Тбилиси, 1998, с.8.
42. Документы и материалы о внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919, с.310-312.
43. См.:   Гаджылы Асиф.  На чужбине (этническая  культура месхетинских турок). Баку, 1992, 17-18 (на азерб. яз.);  Gokdemir A.E. Cenubi-garbi Kafkas hukumati. Ankara, 1989, p.39.
44. Осипов  А.Г.   Основные  направления  изменений  в  самосознании  и  культуре Ахалцихских   (месхетинских)  турок  (20-е  гг.  XIX   -  90-е  гг.  XX  в.).  Автореферат  кандидатской  диссертации.  Москва,  1993, с.14.
45. Бараташвили Марат. Указ. соч., с.10-11.
46. Турки-месхетинцы:  долгий  путь  к  реабилитации.  Сборник   документов.  Составитель  Бугай  Н.Ф.  Москва, 1994, с.13.
47. Там же, с.24, 38-45,67.
48. Панеш Э.Х.,  Ермолов  Л.Б. Месхетинские турки. -  журнал «Вопросы истории». Москва, 1991, № 9-10, с.215.
49. Kemal Kirisci.  Refugees  of  Turkish origin:  «Coerced  Immigrant» to  Turkey since 1945. - «International Migration». Geneva,  1996,  Vol.XXXIV,  № 3, p.400, 410.


Back